Вата и бинт

20 нояб 2017

Бинт

Перевязочные материалы в армии стали применять после указа римского сената!

При получении любой царапины, раны или травмы мы в первую очередь применяем вату или бинт, а то и одно и другое вместе. При этом вряд ли кто-то задумывается о том, когда впервые появились эти верные «спутники» человеческой цивилизации. А случилось это очень и очень давно...

Человек по своей натуре - охотник, а это тяжелое и суровое ремесло редко обходится без повреждений. И уже в самые далекие времена люди понимали, что кровотечение, ушибы и любые другие телесные повреждения нужно лечить, прикладывая к больному месту какую-либо повязку. Но какую?

Договор со смертью

Конечно, в первую очередь в дело шло то, что находилось под рукой: листья, высушенные и измельченные корни растений, древесная кора, куски меха и кожи животных.

Но со временем люди приобрели нужный опыт. Например, жрецы Древней Индии в этом вопросе были весьма «продвинутыми» - они крепили к ране лен и шелк. Ленты из таких материалов смачивали в растопленном сливочном масле. Настоящими профессионалами в этой части были жители Древнего Египта. И неудивительно: египтяне без конца бинтовали, умащивали и пеленали мертвые тела фараонов, выработав блестящую технику этого дела. Это умение они перенесли и на обработку ран. Для этого они брали небольшой холст, опускали его в смолу, после чего накладывали на рану.

Не отставали от египтян и древние греки. Они придумали множество способов перевязки. Так, Гиппократ посвятил этому искусству один из своих трудов. Именно в это время появился используемый и сейчас метод бинтования головы, который так и называется - «шапка Гиппократа». Это было уже вполне профессионально, так что точкой отсчета в появлении перевязочных материалов (вместо ваты на тот момент использовались другие материалы) можно считать 460-377 годы до нашей эры - то есть время жизни Гиппократа. Чтобы крепко зафиксировать повязку, использовали клейкий пластырь, различные смолы и холст. А во II веке римский медик Гален создал специальное руководство, в котором описал разнообразные техники наложения повязок. Удивительно, но римляне, невзирая на свои немалые познания во всех областях, к перевязочным материалам относились пренебрежительно. Чаще всего для излечения ран они использовали кожу животных. Можете себе представить, что будет с раной, если на нее наложить кожаную повязку? Процесс гниения ускорится, бактерии станут размножаться со страшной силой, так что нагноение как минимум обеспечено. Но римляне с ослиным упорством продолжали упаковывать раны в кожаные «футляры». Может быть, цивилизация воинов таким образом избавлялась от слабых людей? Дескать, если выживет, хорошо, нет - одним увечным будет меньше?

Кроме того, римляне верили в чудодейственную силу металла. Например, меди. Им казалось, что медь может останавливать кровь и вообще имеет целебные свойства. Так что раненые, облаченные в медь и кожу, представляли для болезней отличную мишень.

Однако римляне все же сказали в искусстве врачевания свое веское слово. И сделал это сенат, члены которого, осознав необходимость лечения раненых, издали постановление, согласно которому перевязочные материалы в войсках стали применять на регулярной основе.

К счастью, в те времена люди получали ранения не так часто. Орудия убийства, увечий и уничтожения не достигли еще филигранного уровня, когда тело в считанные секунды превращалось в кровавое месиво.

Но пролетели века, и все изменилось.

Как облегчить страдание?

Квентин Массейс — Парацельс

Квентин Массейс — Парацельс

С наступлением Средних веков уровень промышленного производства сильно вырос. Ткачи и прядильщики сделали полотно товаром повседневного пользования. Одежда, скатерти, шторы, белье - все это потребовало самых разнообразных материалов. И у лекарей появился выбор, хотя, конечно же, лучшим средством для перевязки было полотно. Легкое, хорошо впитывающее кровь, гной и сукровицу, оно стало самым востребованным средством. Под него для ускорения заживления ран клали все, что угодно: миндальный или оливковый сок, скипидар, различные травы, корни и листья растений, глину, золу, землю, сало и множество всего другого.

Впрочем, медики тогда еще были чересчур религиозными и зачастую вместо бинта использовали Евангелие. В особом почете у них были кровь летучих мышей, распластанные кишечные стенки, яичная скорлупа, паутина, моча, желчь, помет животных. Иногда помогало, иногда нет.

Лишь Парацельс, живший в XVI веке, стал настаивать на применении исключительно чистых полотняных повязок. И если поначалу их делали из плотного полотна, со временем предпочтение отдали легким тканям - они лучше впитывали жидкости и быстрее сохли. Ведь повязки долгое время были редким материалом (их меняли раз в 4-9 дней), их стирали и снова пускали в ход. Лишь к XVIII - первой половине XIX века повязки стали делать всасывающими и использовать для этого материалы, обладающие капиллярностью, главным образом корпию - расщипанную на нити ветошь, а также льняную и конопляную пеньку. Даже еще во времена Первой мировой войны в помощь фронту многие девушки, и даже царские дочери, ходили в госпитали щипать корпию.

Хотя к этому времени уже было хорошо известно, что лучшего материала, чем марля, нет. Это доказал великий русский хирург Пирогов, который ввел практику антисептического способа лечения ран - промывания их 3%-ным раствором карболовой кислоты и повязок из карбонизированной марли. Марля способствовала усилению оттока жидкости из ран. Что касается ваты, то ее стали ввозить в Европу из Японии с момента ее открытия - приблизитель¬но в XVI веке. Где-то именно в это время вата появилась и в Московии, но тогда ее было мало и для лечения ран ее не использовали.

Американский подход

К концу XIX века медикам, да и вообще всем здравомыслящим людям стало ясно - раненых надо лечить и лечить качественно. Это ведь не просто люди, а бойцы, которых, подлечив, снова можно бросить в бой. Цивилизация в лице изобретателей, предпринимателей и врачей всем миром навалилась на проблему. И в 1890 году немецкий профессор Эрнст фон Бергманн и его ученик Шиммельбуш на Международном конгрессе хирургов доложили о разработанной ими методике асептики. Здесь же был официально принят основной постулат асептики: «Все, что соприкасается с раной, должно быть стерильно». Стерилизация инструментов и перевязочного материала стала непреложной обязанностью врача. К этому времени основными материалами для перевязки уже были вата и марля. Их стали производить промышленным способом. Воспользоваться накопленным за века опытом смогли американские дельцы. Главным среди них был создатель известной и поныне компании Johnson&Johnson. Именно он начал производство бинтов из марли. Материал прессовали и дезинфицировали при помощи горячего воздуха.

Стоимость такого бинта была вполне доступной. Армии всего мира в массовых масштабах закупали эти материалы. Обеззараженная марля уменьшала риск заражений и инфекций, шкала послеоперационной смертности пошла вниз. Компания Johnson&Johnson также вела активную пропаганду проведения антисептических хирургических процедур. В 1888 году они выпустили книгу «Современные методы антисептики», которая на протяжении долгого периода оставалась единственным учебников в данной области.

Правда, бинтов на всех все равно не хватало, так что иногда врачи применяли и корпию, и хлопок. Но со временем производство этих предметов так подешевело, что они с легкостью вытеснили все аналоги.

Сегодня рынок бинтов воистину неисчерпаем. Существуют марлевые, эластичные, резиновые, гипсовые и прочие бинты. Да и количество видов ваты не поддается учету - гигроскопическая, эковата, минеральная, синтепоновая и множество других. И замены всему этому разнообразию пока не предвидится.

Источник: Журнал-Загадки Истории №1/2 2017

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Для того, чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.