Убийца царя Филиппа II изменил ход мировой истории

26 нояб 2017

Убийство Филиппа

Убийца македонского царя Филиппа II Павсаний изменил ход мировой истории

Замечательные открытия греческих археологов в городе Вергина (в древности - Эги), где была открыта гробница македонского царя Филиппа II, а также раскопки городского театра, того самого, где был убит Филипп II, а его знаменитый сын провозглашен царем, вновь заставили исследователей задуматься над тайной гибели македонского монарха. Для чего, кому это было выгодно, с чьей помощью было совершено злодейское покушение?

После битвы при Херонее Филипп II, царь Македонии, фактически установил гегемонию над Грецией и в 337 году до нашей эры объявил войну персам, отправив в Малую Азию передовые воинские контингенты македонян.

Оскорбление и месть

Летним вечером 336 года до нашей эры в Эгах, старой столице Македонии, завершались торжества, посвященные бракосочетанию дочери Филиппа II с эпирским царем Александром. Через несколько дней Филипп должен был отбыть в расположение войск в Малой Азии.

Золотой медальон с портретом Филиппа II

Золотой медальон с портретом Филиппа II

Сопровождаемый двумя Александрами, зятем и сыном, царь проследовал ко входу в театр, где шла подготовка к заключительной церемонии бракосочетания. Проход, ведущий в театр - портик, - был единственным местом, достаточно узким для того, чтобы царь хотя бы ненадолго оказался вне кольца телохранителей и вынудил свиту отстать.

По принятому церемониалу первым в портик вступил Филипп, вслед за ним шли родственники царя, а за ними - молодой телохранитель Филиппа Павсаний (он был не только телохранителем, но и благодаря красивой внешности любовником царя) и другие телохранители. Таким образом, под сводами портика Филипп на какое-то время остался наедине с вооруженными мужчинами, а некоторые из них могли желать его смерти. Несколько секунд спустя царь упал - его поразил кинжал Павсания. Удар был нанесен сзади, и царь не успел от него защититься. Бросив оружие, убийца побежал вперед, ведь за его спиной были другие телохранители. Находясь в тесном пространстве, оба Александра могли бы если не помешать нападавшему, то, несомненно, задержать его. Однако ни о схватке с убийцей, ни о попытке задержать его на месте преступления источники не упоминают. Телохранители, устремившиеся за Павсанием, всего лишь покончили с ним.

Убийство Филиппа II Павсанием. Рисунок Andre Castaigne (1899 г.).

Убийство Филиппа II Павсанием. Рисунок Andre Castaigne (1899 г.).

Для македонцев не являлось секретом то, что Павсаний, уроженец Орестиды, ранее был оскорблен приближенным Филиппа Атталом. Начало всему положила ссора Павсания с другим молодым человеком, его тезкой, - как утверждали, из ревности к Филиппу. При этом Павсаний из Орестиды в пылу ссоры обвинил тезку в распутстве. Вскоре последний погиб в сражении, но перед смертью завещал своему возлюбленному, знатному македонянину Атталу отомстить за оскорбление. Аттал пригласил к себе Павсания, напоил его, после чего изнасиловал совместно с другими сотрапезниками (историк Диодор упоминает, что Аттал напоил Павсания неразбавленным вином и передал в бессознательном состоянии погонщикам мулов, которые его изнасиловали). Павсаний обратился к Филиппу, но так как Аттал был дядей и опекуном новой жены царя, Клеопатры, то Филипп хода делу не дал.

В этом случае, по законам кровной мести, ответный удар следовало нанести непосредственному оскорбителю, то есть самому Атталу. Вот почему объявленная окружением наследника, сына Филиппа, официальная версия, объяснявшая поступок Павсания как акт личной мести царю, не удовлетворившему его просьбу о наказании обидчика, вызвала у македонцев недоумение и ропот. Не удивительно, ведь она содержала явные несообразности.

Дело в том, что между оскорблением и местью лежал весьма длительный срок. За это время Павсаний неоднократно сталкивался с Атталом, ничего не предпринимая. Далее: после нападения на царя он попытался спастись бегством, а у телохранителей не было необходимости убивать Павсания. Его легко могли взять живым. Македонские законы требовали ареста преступника и суда над ним. Если же против него, убегавшего и не оказавшего сопротивления, было применено оружие, то закономерно предположить, что следствие против Павсания было кому-то невыгодно - то есть, преследователям были даны инструкции ликвидировать убийцу. И, наконец, в ходе жесточайших репрессий, обрушенных Александром на македонскую знать, практически не пострадал род Орестидов, род самого убийцы. Это тем более странно, что с точки зрения права кровной мести именно он должен был стать первоочередным объектом преследования со стороны Александра, мстившего за отца.

Ищите женщину

Уже античные авторы Плутарх и Юстин, сомневавшиеся в достоверности официальной версии, в числе соучастников называют не только Александра, но и его мать - жену Филиппа Олимпиаду. Мать царевича, которую Плутарх называет «сварливой, ревнивой и злой», почти не скрывала своей ненависти к Филиппу и македонянам.

После развода с Олимпиадой, незадолго до своей гибели, Филипп заключил второй брак с Клеопатрой, племянницей Аттала, что было с удовлетворением воспринято знатью Македонии. Во время свадебного пира Аттал стал советовать македонянам просить богов, чтобы от брака Филиппа с Клеопатрой родился «законный наследник престола». Тогда Александр вспылил: «А меня, негодяй, ты считаешь незаконнорожденным, что ли?» С этими словами он бросил в Аттала чашу. Филипп вытащил меч и замахнулся на сына, но споткнулся и упал. Насмехаясь над отцом, Александр произнес: «Посмотрите, друзья, тот, кто готовился переправиться из Европы в Азию, не смог добраться от стола к столу!»

После этого скандала царь отдалил от себя сына, который практически потерял статус наследника, да и в глазах македонян уроженка Эпира Олимпиада и ее сын были чужаками. Оставленная супругом Олимпиада, под угрозой расправы от ненавидевших ее македонян, бежала вместе с сыном в Эпир и нашла там убежище, а точнее, в лежавшем в его пределах царстве Молоссия (сосед Македонии), где правил родной брат Олимпиады - Александр, прозванный Молосским. При дворе брата Олимпиада делала все возможное, чтобы настроить сына против Филиппа, а также спровоцировать брата, царя молоссов, на войну с Македонией.

Однако война с молоссами Филиппу была не нужна, так как она отменяла азиатский поход. Трезво оценив обстановку, македонский царь принял решение предотвратить кризис, предложив Александру Молосскому руку своей дочери. Но примирение брата с Филиппом лишало Олимпиаду всех надежд на восстановление прежнего положения, с гибелью же царя она получала статус царицы-матери, а возможно, и пост правительницы страны. Можно предположить, что Олимпиада вместе с сыном и братом задумали убийство Филиппа II и организовали этот акт, имевший, в сущности, значение государственного переворота.

Еще одна версия

Троица заговорщиков избрала Павсания орудием «возмездия» и, вероятно, обещала ему побег, на самом деле не желая его. Ни один источник не сообщает о попытке царевича помешать убийце, следовательно, можно предположить, что Павсаний не опасался присутствия царевича и рассчитывал спастись. Но известно, что из всей охраны Филиппа только два непосредственных «ликвидатора» Павсания - Пердикка и Леоннат - впоследствии стали ближайшими товарищами и исполнителями особых заданий Александра Македонского.

На первый взгляд, для семьи Филиппа заговор завершился успешно. Его сын утвердился на престоле, а его мать обрела влияние при дворе и статус вдовствующей царицы. Однако сразу после отбытия нового царя в азиатский поход позиции Олимпиады пошатнулись: македонская знать по-прежнему не желала признавать ее власть. Ей вновь пришлось, еще при жизни сына, покинуть Македонию и искать убежище в Молоссии.

Нельзя не упомянуть еще об одной версии. Согласно ей, убийство Филиппа II явилось результатом широкого заговора, инспирированного внешними силами, заинтересованными в гибели македонского царя, в первую очередь - Персией. Общий смысл версии таков: персы вмешивались во внутренние дела Греции, поддерживали золотом антимакедонские группировки и в конечном счете организовали убийство царя.

Этой версии официально придерживался и сам Александр. Во время посещения знаменитого своим оракулом храма Амона в Египте он вопрошал его: все ли убийцы Филиппа наказаны?

Однако современные исследователи убеждены в том, что Персия лишь косвенно была причастна к заговору. Для Дария «торжество в Эгах» было неожиданностью, ибо он, занятый внутренней борьбой за власть, на момент убийства Филиппа только овладел троном и вряд ли успел предпринять что-то против македонцев.

Александр Македонский

Александр Македонский

Источник: Журнал-Загадки Истории № 47 2017

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Для того, чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.