Нетитульные запорожцы

15 нояб 2017

Запорожцы

В украинской истории и литературе Запорожская Сечь - это нерушимый символ национального духа. Однако на самом деле запорожцами (а в широком смысле - казаками) нередко становились люди, скажем так, нетитульной национальности...

Кандидат в запорожские казаки должен был соответствовать следующим условиям: быть неженатым (впрочем, по-следнее условие не всегда соблюдалось, особенно в конце существования Сечи); хорошо говорить «казацким языком»; исповедовать православную веру; изучить войсковые порядки (выучиться «сечевому лыцарству»). Соблюдая все эти правила, можно было записываться в «испытанные товарищи».

Интернационал на Днепре

Требований обязательной принадлежности к украинской нации не существовало. Запорожцем мог стать даже инородец - если, конечно, он соответствовал условиям, изложенным выше. Поэтому среди казацкой старшины мы легко можем найти представителей разных национальностей: польской, армянской, молдавской, чешской и даже татарской.

Вообще, некоторые историки, анализируя дошедшие до нас реестры Войска Запорожского, определяют численность запорожцев неукраинского происхождения в пределах от 10 до 65%. Кроме вышеперечисленных национальностей, в рядах запорожцев находились русские, литвины, румыны, греки, турки, венгры, немцы и даже шведы.

А были ли среди запорожцев представители еврейского народа? Опираясь на архивные данные, можно с твердой уверенностью ответить: таки были. Хотя о лютой ненависти запорожцев к лицам еврейской национальности, о кровавых еврейских погромах при Богдане Хмельницком и во времена гайдаматчины мы хорошо знаем из произведений Тараса Шевченко и Николая Гоголя.

В повести «Тарас Бульба» Гоголь описывает все без стеснения и без прикрас: «...-Мы никогда еще, - продолжал длинный жид, - не снюхивались с неприятелями. А католиков мы и знать не хотим: пусть им черт приснится! Мы с запорожцами, как братья родные...

- Как? чтобы запорожцы были с вами братья? - произнес один из толпы. - Не дождетесь, проклятые жиды! В Днепр их, Панове! Всех потопить, поганцев!

Эти слова были сигналом. Жидов расхватали по рукам и начали швырять в волны. Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровые запорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались на воздухе».

Запорожские антисемитские мотивы спародировал Игорь Губерман в одном из своих «гариков»: «Храпит и яростно дрожит/ Казацкий конь при слове "жид"».

Секрет фамилий

Однако в действительности ситуация была несколько иной. Погромы и резню устраивало, как правило, местное население, мстя евреям за личные обиды: завышенную аренду, невыносимые долговые проценты. А то и просто из религиозного фанатизма. Сами запорожцы предпочитали не убивать евреев, а брать в плен - с целью получения выкупа.

Тот же Тарас Бульба, если верить Гоголю, благоволил некому еврею Янкелю, которого не только спас от погрома, но и позволил торговать при запорожском войске. Да и как не благоволить - евреи- торговцы были весьма полезным для запорожцев народом. А некоторые из них и сами были казаками!

Конец XVI - начало XVII веков - время, когда еврейская община (кагал) в Речи Посполитой начала быстро расслаиваться: богатые - богатели, бедняки - беднели. В такой ситуации некоторые евреи предпочитали креститься, а кое- кто потом подавался за удачей на Сечь. Им давали соответствующие прозвища, ставшие впоследствии фамилиями: Перекрест, Крижановский (от польского «криж» - крест), Зраитель, Жидченко, Жидовкин, Юдай и так далее.

О евреях-казаках достоверно известно с 1613 года, когда один из них, по имени Верах (или Барух), погиб героической смертью в московском походе. А уже в 1638 году старшим над реестровыми казаками был поставлен черкасский полковник Ильяш Караимович - очевидно, еврей или караим.

Одним из источников пополнения Сечи было похищение сечевиками мальчиков, которых привозили на Сечь и воспитывали как будущих запорожцев. Среди похищенных были и дети из еврейских семей.

При этом происхождение никогда не было для казака препятствием для продвижения по службе. Известно письмо от 6 ноября 1774 года кошевого атамана Петра Калнышевского фельдмаршалу Румянцеву, в котором он рекомендует некого Якова Крижановского, «от родителей закона еврейского в Польской области», как храброго и верного казака.

Эти примеры показывают, что запорожцы все-таки ценили не национальное происхождение человека, а его отношение к общему делу и личные качества. К сожалению, ныне об этом часто забывается.

Источник - Журнал: Загадки Истории №1/2 2017

Для того, чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.