Полвека на олимпе

19 нояб 2017

Артур Джеймс Бальфур (Arthur James Balfour)

Британский аристократ Артур Бальфур стал крестным отцом Израиля

Среди британских государственных деятелей прошлого есть немало таких, для которых политика - даже не жизнь. Скорее, это то, что больше жизни - вечность. 50-й премьер-министр Великобритании Артур Бальфур был одним из них.

О человеке, которому с рождения предопределена удачная судьба, говорят: «Он родился в рубашке». Применительно к Артуру Бальфуру, видному британскому политику, философу и государственному деятелю, пословицу можно перефразировать: «Он родился в батистовой рубашке».

Артур, появившийся на свет 25 июля 1848 года, мог гордиться своей родословной. Он являлся потомственным аристократом, среди его родственников были члены правительства и депутаты парламента, люди с титулами лордов, графов, маркизов. Его мать - леди Бланш Гаскойн Сесил, была сестрой третьего маркиза Солсбери (один из старейших родов Британии), будущего премьер-министра. Поэтому не удивительно, что с детства все устремления родовитого мальчика были направлены на государственную и политическую деятельность. И судьба во многом ему благоволила.

Вера выше науки

Невзирая на то, что Артур всегда был человеком передовых взглядов, прагматиком и во многом носителем скептического мировоззрения, он с ранних лет демонстрировал большую религиозность, которую обосновывал с философских позиций. Получив образование в Итоне и Тринити-колледже в Кембридже, в 1874 году он стал членом Консервативной партии и от нее был избран в Палату общин, где сразу зарекомендовал себя прекрасным оратором. А весной 1878 года, когда лорд Солсбери был назначен министром иностранных дел, тот «подтянул» мистера Бальфура к себе, назначив племянника личным секретарем.

В этом качестве Артур сопровождал дядю на Берлинский конгресс, где он получил свой первый опыт в международной политике. Кстати, он помогал дяде разбираться в хитросплетениях русско-турецкого конфликта, и в результате стал большим знатоком «русского вопроса», который зачастую решал в пользу оппонентов России, а то и прямых врагов. Впрочем, Бальфур был довольно разносторонним человеком и вполне мог пойти по ученой стезе. Способности у него имелись, недаром в 1879 году он издал довольно серьезную философскую работу под названием «В защиту философского сомнения». В ней он сравнивал науку и религию, отдавая предпочтение последней.

Тем не менее мир философских изысканий, творческих прозрений и опьяняющего вдохновения не сумел перевесить желание быть на виду у публики, зажигать человеческие сердца пламенной речью и решать по-настоящему важные задачи. Так что Бальфур остался в политике, где с каждым годом становился все более известным. Однако его противники, особенно в парламенте, считали, что Артур для политических дел не го-дится: он был физически слаб, изнежен и даже чисто внешне производил впечатление томного и немного усталого человека. Поэтому его долгое время считали дилетантом, человеком, для которого политика - род интеллектуальной забавы, без претензий на что-то более серьезное. Однако они не подозревали, что Бальфур, невзирая на свою телесную хрупкость, - человек железной воли и твердого, как алмаз, характера.

Вскоре им пришлось в этом убедиться.

Противник гомруля

Неизвестно, как долго бы Бальфур шел к своей первой «серьезной» должности, если бы не дядя - в 1886-м Артура по рекомендации маркиза ввели в состав правительства в качестве министра по делам Шотландии. В течение года он урегулировал различные проблемы, сняв напряжение, существовавшее между Лондоном и Глазго, и в целом зарекомендовал себя деятельным, энергичным и разумным руководителем, знающим цену компромиссу и умеющим отстаивать свою позицию.

Но следующая должность, которую ему предстояло занять после шотландского министерства, по сравнению с предыдущей, была настоящим испытанием на прочность.

Случилось непредвиденное - в результате серьезного заболевания глаз у сэра Майкла Хикс-Бича, главного секретаря по делам Ирландии, должность стала вакантной. Ее предложили Бальфуру, что было для него серьезным вызовом. Конечно, можно было отказаться, но Бальфур был не из тех, кто отступает перед трудностями. Хотя, как считали многие политики, отправлять такого вялого и томного сибарита в беспорядочную и запутанную ирландскую политику было, как заметил его задушевный друг Керзон, «бросанием хромой утки в сборище злых котов».

Берлинский конгресс. (худ. Антон фон Вернер)

На Берлинском конгрессе подводились итоги Русско-турецкой войны 1877-1878 годов и пересматривались зоны влияния в мире

Он согласился и в результате заработал двойственную репутацию: для британцев, особенно для ее политической элиты, стал образцом деятеля, умеющего принимать непопулярные решения. А вот для ирландцев - воплощением Абсолютного Зла, недаром ему дали кличку Кровавый Бальфур, а его имя в Ирландии без эпитета «проклятый» не произносят. В чем же так провинился сэр Бальфур?

В самом начале своего правления он пообещал быть справедливым и твердым. «Я буду таким же безжалостным, как Кромвель в принуждении подчиняться закону, - объявил он. - Но в то же самое время я буду таким же радикалом, как любой реформатор при заглаживании обид». Однако слова своего не сдержал.

Он занимал жесткие позиции в отношении ирландского национального движения (гомруля), выступал против предоставления самоуправления Ирландии. Видел разрешение кризисной ситуации в местном самоуправлении и превращении ирландских фермеров-арендаторов в собственников земли. Но самое главное - Бальфур не стеснялся презирать ирландцев, как нацию, не способную жить своим умом, почти так же, как не умеют этого делать индусы и негры.

Наверное, если бы деятельность Бальфура происходила в более позднее время, ирландские националисты обязательно попытались бы его убить. Но до этого было еще далеко, и в результате Бальфур получил карт-бланш в большой политике.

В 1895 году маркиз Солсбери в третий раз стал премьером. Но по мере того, как здоровье премьера сдавало, фактическое управление страной все больше переходило в руки его племянника. А в 1902 году он занял пост премьер-министра.

Декларация, изменившая мир

В политическом багаже Артура Бальфура есть немало важных и нужных решений: это и победоносное завершение англо-бурской войны, и создание Антанты, и урегулирование Гулльского инцидента - атаки российской Второй Тихоокеанской эскадры британских рыболовецких судов в ночь на 22 октября 1904 года в районе Доггер- банки (Северное море), недалеко от английского города Гулль (Халл). Но главной, и самой выдающейся победой Бальфура-политика (к тому времени он занимал пост министра иностранных дел) считается то, что он «пробил» разрешение на создание государства Израиль на земле Палестины.

Письмо, направленное 2 ноября 1917 года лорду Уолтеру Ротшильду, представителю британской еврейской общины, для передачи Сионистской федерации Великобритании, гласило: «Правительство Его Величества относится благосклонно к восстановлению национального очага для еврейского народа в Палестине и приложит все усилия к облегчению достижения этой цели. Вполне понятно, что не должно быть предпринято ничего, что может повредить интересам, как гражданским, так и религиозным, нееврейских общин в Палестине или правам и политическому статусу евреев в какой-либо другой стране».

Тем самым была дана отмашка сионистам всех стран, которые жаждали воссоздать свое государство именно в Палестине, а не где-то еще (например, в Уганде - был и такой проект).

Великобритания была единственной среди великих держав, которая еще до Первой мировой войны на деле проявила свое сочувственное отношение к сионистскому движению. Правда, Британия поощряла сионистов вовсе не потому, что вдруг так их возлюбила - она хотели заставить США вступить в войну с Германией, а также предупредить большевизацию евреев России и заставить ее воевать до победного конца.

Разумеется, эти цели были спорными и по большому счету недостижимыми. Более того, очень многие представители арабской интеллигенции до сих пор утверждают, что «Декларация Бальфура» является «самым ужасным документом уходящего тысячелетия».

Как бы там ни было, этот документ и изменил мир, и обессмертил имя Бальфура. Во всяком случае, пока будет существовать государство Израиль, Артура Бальфура не забудут.

Влиятельный британский политик, который был во власти около пятидесяти лет, умер в 1930 году. Трудно сказать, понимал ли он, за какие заслуги его будут превозносить, а за какие - проклинать.

Но то, что такие заслуги были, совершенно очевидно.

Источник: Журнал-Загадки Истории №1/2 2017

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6

Для того, чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.