Воровской пан. Александр Лисовский

20 нояб 2017

Александр Юзеф Лисовский

Александра Лисовского и его «лисовчиков» объявили вне закона в Польше и России

Смутное время в начале XVII века означало для России не только политический кризис, но и страшное разорение. По просторам охваченной беспорядками страны скитались банды, которые жгли и грабили деревни, не щадя никого на своем пути. Одной из них была знаменитая рота «лисовчиков», созданная литовским шляхтичем Александром Лисовским.

Восточная Европа в начале XVII столетия была охвачена целой россыпью смут. Бурно лихорадило Россию, неспокойно было в Речи Посполитой и землях, находившихся под властью Священной Римской империи и Турции. Это время позволяло выйти на первый план людям, не отличавшимся высокими моральными принципами или исключительными достоинствами, но достаточно решительным, чтобы брать от жизни все что возможно. Одним из таких людей был Александр Юзеф Лисовский, подошедший к делу разбоя на большой дороге по всем правилам военного искусства. И добившийся на этом неприглядном поприще выдающихся успехов.

Королевская опала

С 1601 по 1605 год между Речью Посполитой и Швецией шла война за спорные прибалтийские земли. Кроме того, с помощью этого конфликта король Сигизмунд III Ваза пытался вернуть себе право на шведский престол, которое потерял совсем недавно. Война была нелегкой для обеих сторон. Но Сигизмунду, кроме всего прочего, приходилось преодолевать еще и недовольство собственной знати, не желавшей проливать кровь. К тому же ему катастрофически не хватало денег.

Все это приводило к тому, что польские шляхтичи, которым задерживалась выплата денег за воинскую службу, собирали так называемые солдатские конфедерации. По сути, это были хорошо вооруженные и организованные разбойники, которые нападали на города и села, беспощадно выбивая из них деньги, которые должен был уплатить король. Одним из первых командиров такой конфедерации стал Александр Юзеф Лисовский - мелкий литовский шляхтич, которому в 1604 году исполнилось всего 24 года.

Лисовский к тому времени умудрился уже приобрести неплохой военный опыт. Сначала он воевал вместе с валашским господарем Михаем Храбрым против турок, а с 1600 года, вместе с поляками, - против того же Михая. Война для него была исключительно способом обогатиться, и верность любому флагу Лисовский хранил ровно до того момента, пока это было выгодно.

Грабеж мирного населения Великого княжества Литовского делом оказался весьма прибыльным, но опасным. Довольно скоро все участники конфедерации были объявлены Сигизмундом III вне закона, а самого Лисовского вдобавок лишили шляхетства. От неминуемой гибели его спасло лишь покровительство крупного магната Януша Радзивилла, который как раз готовил мятеж против короля.

Вскоре Лисовский со своими молодчиками уже сражался в рядах шляхты, недовольной тем, что король Сигизмунд ущемляет ее свободу. В перерывах между битвами его рота по привычке разграбляла окрестности, наводя ужас на всю территорию нынешней Восточной Белоруссии. Однако 6 июля 1607 года повстанцы были наголову разбиты королевским войском, и теперь, казалось, уже ничто не сможет спасти Лисовского от расправы. Выход был один - бежать. И в 1608 году он с 600 всадниками бежал в Россию, где как раз бушевала Смута.

Под знаменем самозванца

Александр Юзеф Лисовский

Лисовский прямиком отправился наниматься на службу к Лжедмитрию II. Того пока еще не называли Тушинским вором, так как главный лагерь самозванца был расположен еще в Стародубе. Но впоследствии название «воровские паны» крепко прилипло ко всем полякам, помогавшим ему в борьбе за русский престол.

Договор с поляками у Лжедмитрия II был таким: он им ничего не платит, пока не станет царем. После этого же награждает всю солдатскую конфедерацию (в которую входила и рота Лисовского) 100 тысячами дукатов или правом сбора налогов с Северской и Рязанской земель. Ну а пока «добровольцам» предлагалось обеспечивать себя всем необходимым с помощью привычного занятия - грабежа.

За это знакомое дело они взялись рьяно. Солдаты Лисовского отличались исключительной жестокостью и беспринципностью. Они славились тем, что не оставляли за собой никого живого, чтобы никак не выдать своих перемещений и не потерять эффекта внезапности. Любой случайный путник, замеченный вдалеке, тут же настигался и убивался «на всякий случай». Участь жителей деревень, куда врывались разбойники, была еще более ужасной. Столь же бестрепетно и безжалостно разграблялись и монастыри.

При всем этом «лисовчики», как их стали называть со временем, действительно умели воевать. Их лихие налеты и молниеносные рейды позволили армии Лжедмитрия II выиграть не одно сражение. Хотя чтобы послать их в бой, для начала требовалось отыскать их и оторвать от разбоя. Это удавалось не всегда, поэтому они снискали репутацию сильных, но крайне ненадежных бойцов. Русские же люто ненавидели проклятых налетчиков. Представители власти считали их негодяями, находящимися вне закона, а простой люд - просто исчадиями ада.

Однако время успехов сменилось для Лжедмитрия серией поражений, а в войну вступил Сигизмунд III, разобравшийся с внутренними проблемами Речи Посполитой и желавший как можно скорее прибрать к рукам пустующий российский престол. Многие поляки и литовцы из армии самозванца мигом переметнулись под знамена короля. Среди них неожиданно оказался и Лисовский со своими «лисовчиками». Как ни удивительно, Сигизмунд снял с него опалу и дал проявить себя.

Лисовский предоставленным ему шансом воспользовался. Его легкая кавалерия оказалась чрезвычайно полезна и эффективна. В 1610 году эти всадники взяли Ростов, затем захватили Калязинский монастырь, уничтожив весь его гарнизон до последнего человека. Прошли через Тверь, Торопец, Великие Луки и, наконец, захватили Псков. Все это время Лисовский со своими людьми не переставал сеять вокруг страх, смерть и разорение, ведя войну совершенно варварскими методами. Но короля Сигизмунда это совершенно не волновало - ведь происходили все эти ужасы на чужой земле.

Тем временем Смута постепенно заканчивалась. Планам Сигизмунда III не было суждено сбыться. В 1612 году Второе ополчение выбило интервентов из Москвы, а в 1613 году у России появился законно избранный Земским собором царь Михаил Романов. Но война с Речью Посполитой была еще в самом разгаре.

Неуловимые Грабители

В 1613 году Лисовский со своими удальцами отличился при обороне Смоленска (который был захвачен поляками еще в 1609 году и был возвращен России лишь в 1654-м). За это он удостоился королевской благодарности и был официально произведен в полковники. Свою банду он переформировал в конный полк. Но изменилась лишь вывеска. Это были все те же «лисовчики» - лихие рубаки, бандиты и убийцы.

Вершиной военной карьеры новоиспеченного полковника стал так называемый рейд Лисовского, состоявшийся в 1615 году. Во главе двух тысяч отборных головорезов он принялся разорять российскую территорию. От его набегов пострадали Карачев и Орел. А вот 11-недельная осада Брянска завершилась безрезультатно. Зато окрестности города после пребывания там «лисовчиков» представляли собой выжженную пустыню на долгие-долгие версты.

6 сентября 1615 года под Орлом Лисовский разбил авангард войск князя Дмитрия Пожарского. Затем настоящим ураганом пронесся по окрестным городкам. А в ноябре несколько недель стоял подо Ржевом, заперев в нем русский отряд, двигавшийся на подмогу к осажденному Пскову. Совладать с «лисовчиками» не мог никто. Они виртуозно уклонялись от прямых сражений, совершая стремительные переходы и возникая в самых неожиданных местах. Налетали, убивали, грабили и растворялись в лесу, как призраки.

За этот рейд Лисовский получил от короля 10 тысяч флоринов. На эти деньги он снарядил новый поход. Осенью 1616 года его новое войско выступило в путь. На этот раз «лисовчики» планировали пробыть в России подольше. Но 11 октября 1616 года Александр Юзеф Лисовский упал с лошади и получил серьезные травмы. Вскоре он умер.

Созданный им полк, который по старой памяти продолжали называть «лисовчиками», доставил русским еще немало проблем под командованием других командиров. Это единственное наследство, которое оставил после себя Лисовский, у которого не было ни детей, ни значимой собственности. Еще долгие годы в Речи Посполитой его фамилия была символом неуловимости и непобедимости. А в России его если и вспоминали, то исключительно как злодея, захватчика и убийцу.

Лисовчики

Лисовчики

Источник: Журнал-Загадки Истории №1/2 2017

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6

Для того, чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.