Кадровый отбор Екатерины Великой

27 нояб 2017

Екатерина II Алексеевна

Фавориты императрицы работали на благо России!

В истории образ Екатерины II складывается из двух ипостасей. С одной стороны, просвещенная и мудрая правительница, при которой «ни одна пушка без нашего разрешения в Европе стрельнуть не смела». С другой - ненасытная любовница, менявшая фаворитов как перчатки. И эта двойственность вызывает горячие споры до сих пор...

Символом правления Екатерины Великой можно считать кровать со скрытым механизмом, разделявшим ложе на две части: поднявшаяся ширма отделяла императрицу от обессилевшего любовника, после чего она занималась государственными делами.

Тайна «интим-кабинета»

Кровать является легендой, причем более сомнительной, чем «интим-кабинет» государыни, наполненный разного рода эротическими предметами в стиле рококо-барокко. Этот кабинет, в отличии от Янтарной комнаты, никто особо не ищет, хотя пропал он тоже во время немецкой оккупации Царского Села - Пушкина. О его существовании есть несколько отрывочных свидетельств бывших сотрудников царскосельского дворца- музея, а также черно-белые фотографии.

Эротическая мебель Екатерины

Эротическая мебель Екатерины

Тему «секретного для души кабинета» императрицы поднял немецкий журналист Петер Водич, который впервые услышал о нем от своего отца - бывшего солдата вермахта, а затем приобрел на блошином рынке и альбом с упомянутыми фотографиями. На одной из них фото столика с ножками в виде четырех фаллосов, опирающихся на женские груди, на других - элементы кресел и прочей мебели с какими-то античными персонажами, занимающимися неклассическими видами секса. Сравнительно недавно столик материализовался на аукционе Sotheby's, хотя, справедливости ради, надо сказать, что по стилю он относится не к барокко, а к более поздней эклектике.

Вообще, произведения, декорированные разного рода эротикой, встречаются в музейных собраниях и часто позиционируются владельцами как вещи из того самого «интим-кабинета». Все-таки Екатерина II - бренд, известный всему миру, что существенно повышает историческую, да и рыночную стоимость этих предметов.

И все же образ ненасытной в любовных утехах царицы довольно далек от реальной исторической личности. Критики шумят о том, что она тратила казенные средства на фаворитов, сторонники, напротив, призывают рассматривать фаворитизм как метод кадрового отбора. Реальность была сложнее и, как водится, банальнее.

Грехи молодости

Начнем с того, что список екатерининских фаворитов насчитывает чуть более двух десятков фамилий. Немало, но и не сверхъестественно много, если учитывать, что прожила она на свете 67 лет (1729-1796 годы), из которых 34 года (то есть более половины отпущенного судьбой срока) была правительницей огромной империи.

Трудно понять, почему именно принцессе из крохотного княжества Ангальт-Цербст выпало счастье стать невестой наследника российского престола. Обычно говорится о том, что ее кандидатуру пролоббировал король Фридрих II, в армии которого батюшка принцессы имел звание фельдмаршала. Указывается также, что мать девочки была любовницей прусского монарха, а сама она - его внебрачной дочерью.

Более убедительной представляется другая версия, согласно которой подлинным отцом принцессы Фике (так звали родные Екатерину) был русский дипломат Иван Бецкой - сам, кстати, являвшийся внебрачным сыном фельдмаршала Ивана Трубецкого. Судя по всему, он-то и порекомендовал принцессу императрице Елизавете, прозрачно намекнув - девочка наша, русская по крови. И с родословной все в порядке.

Конечно, именно при такой родословной принцесса, можно сказать, была генетически запрограммирована на адюльтеры, тем более что супружеская жизнь у нее явно не складывалась.

Красотка-жена не привлекала цесаревича Петра Федоровича. Впрочем, после нескольких лет брака супруга цесаревича все же выполнила миссию, для которой ее и выдали замуж, родив сына Павла.

Великая княгиня Екатерина Алексеевна с супругом Петром III Фёдоровичем

Великая княгиня Екатерина Алексеевна с супругом Петром III Фёдоровичем

Однако супружество было без страсти, так что приходилось искать приключений на стороне.

Екатерине приписывали романы с братом елизаветинского фаворита Кириллом Разумовским, секретарем британского посла Станиславом Понятовским, сыном истопника и академическим чиновником Григорием Тепловым, светскими плейбоями Захаром Чернышевым, Львом Нарышкиным и Сергеем Салтыковым.

Хотя в большинстве случаев сплетни оказываются «пшиком». Например, Теплов вообще был замечен в содомии, а такие персонажи вызывали у Екатерины отторжение.

Для Разумовского роман с цесаревной был слишком рискован в политическом плане, учитывая, что Елизавета подозревала невестку чуть ли не в подготовке военного переворота. Доказаны лишь ее романы с Салтыковым и Понятовским. Красавчика Салтыкова даже называют настоящим отцом Павла Петровича, хотя на любовника матери он не похож совершенно, а вот на своего законного отца - очень и очень.

Роман с Понятовским был серьезным. В Ораниенбауме Петр Федорович как-то застукал его в саду и, приняв за грабителя, попытался вызвать охрану. Перепуганный Стась упал на колени и во всем повинился. Развеселившийся цесаревич привел его во дворец, заставил спуститься жену, вызвал Елизавету Воронцову и устроил пьянку. Но «дружбы семьями» не получилось. Елизавета, узнав о столь вольных нравах, добилась высылки Понятовского. Екатерина о нем тосковала, а став императрицей, протолкнула в короли Речи Посполитой, которую он и довел до полного краха.

Орлов и Потемкин

Третьим бесспорным и официально признанным фаворитом Екатерины стал Григорий Орлов, словно олицетворявший собой понятие «брутальность». Вместе с братом Алексеем он и стал главным мотором переворота, сделавшего Екатерину императрицей. Алексей, кстати, избавил новоявленную государыню от супруга, убив его то ли в спонтанной, то ли в спровоцированной пьяной драке.

Григорий Орлов, один из руководителей переворота. Портрет кисти Фёдора Рокотова, 1762—1763

Григорий Орлов, один из руководителей переворота. Портрет кисти Фёдора Рокотова, 1762—1763

Первые 10 лет своего правления Екатерина была верна Григорию Орлову. У них даже имелся внебрачный ребенок - граф Алексей Бобринский (1762-1813 годы). Однако привлекательных мужчин и соблазнов вокруг Екатерины было слишком много, тем более что и сама она могла считать себя женщиной свободной.

В 1762 году, в дни переворота, у нее возникло нечто вроде флирта с гвардейцем Григорием Потемкиным. Орловы Потемкина отлупили, что, вероятно, и привело к потере им глаза.

В 1772 году, во время отсутствия Орлова, который вел с турками переговоры о мире, императрица обратила внимание на рослого гвардейца Александра Васильчикова, который вскоре получил золотую табакерку «за содержание караулов». Относительно характера его заслуг никто особо не ошибался. При дворе только и судачили, что о новом фаворите. Сорвавший переговоры и вернувшийся в Петербург Орлов кусал локти, но оказался бессилен.

Васильчиков ничего особенно не выпрашивал, но был человеком малообразованным, а потому казался государыне скучным. Ей обязательно хотелось, чтобы тонкий проницательный ум сочетался с могучим красивым телом.

Такое идеальное сочетание она и нашла в Потемкине. Их связь началась в 1774 году, под занавес Турецкой войны, с которой Потемкин вернулся Георгиевским кавалером. Очевидно, что Григорий Орлов Екатерине изрядно поднадоел, да и сам он предпочитал приударять за молоденькими особами. В возрастном плане любовный треугольник выглядел так: Екатерине - 45 лет, Орлову - 40, Потемкину - 35. Понятно, кто победил в борьбе за сердце императрицы.

Светлейший князь Григорий Потёмкин-Таврический

Светлейший князь Григорий Потёмкин-Таврический

Орлов и Васильчиков получили свои порции наград деньгами и крестьянами. Васильчиков поселился в Москве и умер холостяком, оставив племяннику уникальную коллекцию живописи. Бонвиван Орлов женился на 18-летней Катеньке Зиновьевой. Екатерина осыпала молодую подарками, что «вызвало при дворе маленькую сенсацию». Императрица умела быть великодушной и неревнивой, особенно когда фавориту находилась замена. Правда, прожила Зиновьева-Орлова недолго, а потрясенный ее смертью Орлов вскоре последовал за супругой.

Потемкин стал самым известным из фаворитов Екатерины и, по некоторым данным, даже был повенчан с ней законным браком. Но именно начиная с Потемкина вошедшая во вкус Екатерина вообще перестала сковывать себя какими-либо условностями.

Потемкина такое положение устраивало, поскольку власть интересовала его гораздо больше, чем прелести стареющей императрицы. А властью он был наделен в полной мере: осваивал Новороссию, строил Черно-морский флот и вообще контролировал все сферы государственного управления. Любовников императрице он старался подбирать сам, но не всегда получалось.

«Пробир-дама» и фавориты

Сменивший Потемкина Петр Завадовский считался, например, креатурой Орловых, за что и поплатился. «Светлейший» сыграл на его совершенно искренней, а не притворной ревности, которая государыню изрядно раздражала.

В нужный момент Потемкин подвел своего человека - Семена Зорича, назначив его начальником охранявшего царицу гусарского лейбэскадрона. Но, став фаворитом, Зорич пожелания Потемкина игнорировал, а сам проигрывал в карты крупные суммы и бегал за каждой юбкой.

Тогда на его место «светлейший» продвинул глуповатого Ивана Римского-Корсакова, и тот продержался более года (до октября 1779-го), когда императрица застукала его в объятиях своей фрейлины графини Прасковьи Брюс (сестры фельдмаршала Румянцева). Вообще-то графиню Брюс при дворе прозвали «пробир-дамой», поскольку, по слухам, она должна была, так сказать, «опробовать» на себе и оценить мужскую силу фаворитов. И Римского- Корсакова, как Геракла в постели, рекомендовала тоже она - вот только отношения с ним продолжила без санкции государыни, за что и поплатилась.

После этого было шесть или семь коротких романов, пока в апреле 1780 года аж на четыре года не воцарился Александр Ланской. Парнем он был простоватым, но Потемкин занялся его образованием, так что через пару месяцев скромный молодой человек заблистал остроумием и изысканными манерами. Считается, что, если не считать Завадовского, это был единственный фаворит, который испытывал к государыне глубокое и серьезное чувство. Поговаривают, что, желая быть всегда на высоте, он принимал афрозодиаки, чем и свел себя преждевременно в могилу.

Екатерина очень переживала из-за его кончины. Потемкин тоже скорбел, поскольку, в отличие от неамбициозного Ланского, следующий фаворит Александр Ермолов вообразил о себе слишком много, вздумав покровительствовать бывшему крымскому хану Сахиб-Гирею, рассорившемуся со «светлейшим».

Следующим был дальний родственник Потемкина Александр Дмитриев-Мамонов, и в его лице «светлейший» снова обрел надежного, так сказать, заместителя. Он продержался более трех лет, а потом покаялся перед царицей, прося разрешения жениться на фрейлине княжне Щербатовой. Екатерина разрешение дала и рассталась с фаворитом честь по чести, но случившееся стало для нее большой травмой. Как женщина умная, она понимала, что в постель с ней ложатся не по любви, а из чувства долга. И все равно убеждаться в этом было неприятно.

Последовали еще два-три мимолетных романа, пока в июле 1789 года не началась эра последнего из екатерининских фаворитов Платона Зубова. Он был на 38 лет младше своей любовницы и считался креатурой графа Николая Салтыкова - главного воспитателя внуков Екатерины. Естественно, у Потемкина этот фаворит со стороны энтузиазма не вызвал. Завершив войну с турками, «светлейший» рванул в столицу «рвать зуб», но по дороге скончался. Подозревали отравление.

Зубов благополучно удерживался на своем месте до самой кончины Екатерины, третировал ее сына Павла, а потом, когда государыня скончалась, первым сообщил новому императору о его воцарении. И попутно вымолил себе прощение.

В 1801 году Платон Зубов вместе со своим братом Николаем и сестрой Ольгой Жеребцовой сыграли ведущие роли в заговоре, закончившемся убийством императора. Уехав на всякий случай за границу, вскоре вернулся на родину, прижил пятерых внебрачных детей и за неведомые заслуги получил чин генерала от инфантерии. В общем, пожил в свое удовольствие.

То же самое можно сказать и о Екатерине, которая после расставания с Орловым превратилась в этакого Людовика XIV в юбке. При «короле-солнце» должность фаворитки считалась почти официальной: очередной пассии монарха приносили поздравления, перед ней заискивали, дарили подарки и воспевали в одах. И никто не осуждал короля, который, кстати, был повенчан с законной супругой.

Екатерина II и Григорий Потёмкин на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Екатерина II и Григорий Потёмкин на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Источник: Журнал-Загадки Истории № 47 2017

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6

You have no rights to post comments