Огонь против железобетона

02 дек 2017

ДОТ SK16

ДОТ SK16

Линию Маннергейма разбили «сталинской кувалдой»!

История знает немало примеров, когда государство пыталось отгородиться от более сильных и агрессивных соседей. Однако Великая Китайская стена так и не спасла Поднебесную империю от монголов, а линия Мажино не защитила Францию от гитлеровского вторжения.

Едва ли не единственный случай, когда оборонительные сооружения помогли маленькой стране отстоять независимость, имел место в 1939-1940 годах на Карельском перешейке.

После «развода» в декабре 1917 года России и Финляндии граница между странами пролегла на расстоянии 30-50 км от Петрограда. После череды конфликтов финны, по инициативе тогдашнего военного министра Оскара Энкеля, решили на всякий случай прикрыться оборонительной линией, протянувшейся от Ладожского озера до Финского залива. Назвали ее в честь председателя Совета обороны Финляндии Густава Маннергейма, который был известен в Европе гораздо больше, чем Энкель.

Первый блин комом

Главным «инженером» при строительстве укреплений выступила природа. Лесные массивы, десятки озер и речушек - все это являлось естественными препятствиями для вражеского вторжения. Строителям оставалось лишь определить «дыры» в созданных природой укреплениях и заткнуть их «заплатками».

В роли таких «заплаток» выступили доты первого (1929-1937) и второго (1938-1939) поколений. Представители первого поколения - это одноэтажные пулеметные точки. Другое дело доты второго поколения, созданные по проекту французского инженера Ле Бурже и стоившие финской казне миллион марок каждый.

Казарма в ДОТе-миллионнике

Казарма в ДОТе-миллионнике (предположительно Sk10)

Один из советских участников боев так описывал подобную махину: «Огромное серое сооружение около 40 м в длину, почти невидимое, настолько оно походило на один из многих валунов, уходило вниз на два этажа. Стены его достигали втолщину двух метров армированного бетона. Шесть амбразур, две из которых были орудийными, позволяли вести круговой обстрел. Амбразуры прикрывались броневыми заслонками толщиной 40 мм. Помимо этого, над дотом возвышались две вращающиеся броневые башни, толщина брони которых достигала 75 мм... Даже полторы тонны тола, взорванные саперами на его крыше, не уничтожили финского чудовища, а только оторвали от него левую часть...»

Промежутки между дотами перекрывались окопами и блиндажами, перед ними находились минные поля и противотанковые заграждения. И это только главная оборонительная позиция! А ведь перед ней лежало несколько километров предполья с лесными завалами, минными полями и проволочными заграждениями. Кроме того, за главной позицией располагались еще две полосы послабее и оборонительная линия, прикрывавшая главный город Карельского перешейка - Выборг.

Взять в лоб такую оборону было трудно. Однако попытка зайти в тыл, обогнув Ладожское озеро с севера, закончилась окружением двух советских дивизий. Пришлось бить по «щиту Финляндии» напрямую.

Штурм начался 2 декабря 1939 года, и сразу выяснилось, что рода войск не умеют взаимодействовать друг с другом. Советская авиация практически не совершала вылетов из-за сильных морозов, но главная проблема заключалась в малой мощи артиллерии. По окончании артподготовки танки бросались вперед, проскакивали позиции неприятеля, и в этот момент финны отсекали огнем двигавшуюся за танками пехоту. Техника уничтожалась при помощи противотанковых пушек, гранат и бутылок с зажигательной смесью («коктейлей Молотова»). Пришлось взять «тайм-аут».

На ошибках учатся

Только в начале февраля 1940 года, подтянув резервы, советские войска решили вновь попытать счастья. Главную ставку сделали на артиллерию - мощные гаубицы Б-4 калибра 203 мм, прозванные финнами «сталинской кувалдой». Советские солдаты дали им другое прозвище - «карельский скульптор», под действием их огня финские доты превращались в мешанину из кусков бетона и железной арматуры, напоминавшую творения авангардистов.

В первый день наступления бойцы 100-й дивизии стремительным рывком преодолели проволочные заграждения и окружили одну из огневых точек. Зарывшись в землю, они продержались до темноты, когда присоединившиеся к ним саперы заложили несколько зарядов и взорвали часть дота. На следующее утро оставшаяся часть укрепления была сметена ураганным огнем нашей артиллерии...

По такой схеме и «прогрызали» линию Маннергейма. По ходу артподготовки, даже если не было прямых попаданий, гарнизоны дотов от удара «кувалды» впадали в состояние прострации. За это время штурмовые группы подбирались к дотам, занимали позиции в «мертвых зонах», обкладывали их зарядами и взрывали.

Группа красноармейцев осматривает бронеколпак на финском ДОТе Sk2

Группа красноармейцев осматривает бронеколпак на финском ДОТе Sk2

17 февраля 1940 года финская армия начала отход с главной позиции. К началу марта советские части прорвали вторую и третью оборонительные полосы и вышли на подступы к Выборгу. 13 марта Финляндия признала поражение, подписав договор, по которому граница отодвигалась от Ленинграда на расстояние в среднем 150 км. Однако свою независимость финны отстояли, а, учитывая неравенство сил, весь мир воспринял итоги войны чуть ли не как победу Суоми.

«Линия Маннергейма»

Карельский перешеек. Границы между СССР и Финляндией до и после Советско-финской войны 1939—1940 гг. «Линия Маннергейма»

По мнению французских военных теоретиков, эти события подтвердили, что мощные оборонительные полосы способны остановить или в крайнем случае надолго задержать продвижение противника. Отсюда следовал вывод: уж если маленькая Финляндия, пользуясь таким «щитом», смогла отбиться от Советского Союза, то Франция при помощи линии Мажино наверняка сможет отбиться от примерно равного по силе немецкого воинства.

От Атлантического вала до Маньчжурии

Иллюзии развеялись очень быстро. В мае 1940 года немцы просто обошли линию Мажино. Вторая мировая оказалась войной не позиционной, а маневренной, причем настолько, что любая «укрепленная линия» оказывалась уязвимой для обхода. И, сколь бы ни были прочны бетон и железо, артиллерия, авиация и саперы с ними управлялись.

В апреле 1941 года немцы взломали защищавшую Грецию линию Метаксаса. В июне-июле того же года без особого напряжения управились с УРами линии Сталина: здесь, впрочем, можно было оправдаться тем, что их частично разоружили и демонтировали еще перед войной. Из 13 УРов устоял только один - Карельский; подобно линии Маннергейма он было удачно вписан в рельеф, а попытки обойти его потерпели неудачу.

Уже в 1943 году полностью провалилась попытка немцев соорудить Днепровский вал, чтобы не допустить прорыва Красной армии на Правобережную Украину. В 1944 году, опять же, неудачно, немцы пытались остановить союзников сначала Атлантическим валом, а потом линией Зигфрида.

Тем временем на Восточном фронте советские части успешно раскрошили линию фортов Кенигсберга. Здесь огромную роль сыграла авиация: пилоты бомбардировщиков рассказывали, что запах гари от дымящихся руин поднимался на сотни метров. В июне без особых сложностей была вторично преодолена восстановленная финнами линия Маннергейма.

Завершилась Вторая мировая разгромом японских УРов в Маньчжурии. Каждый из них имел размеры от 40 до 80 км по фронту и от 12 до 25 км в глубину.

Упрятанные под землю сооружения зачастую объединялись в огневые группы, располагавшиеся на одной или нескольких высотах. Под землей размещались убежища, склады, штабы, узлы связи, казармы, электростанции. Атака советских войск была внезапной: гарнизоны многих УРов были застигнуты спящими. Отдельные очаги сопротивления подавляли быстро: так, огрызавшийся огнем опорный пункт «Верблюд» 10 минут массированно обрабатывали артиллерией и штурмовой авиацией. За это время высоту обошел танковый батальон, который атаковал и взял ее совместно с пехотой.

Занявших глухую оборону смертников просто блокировали, выделяя по стрелковому полку, усиленному саперными подразделениями и самоходной артиллерией. Непосредственно ликвидацией занимались штурмовые группы. Порой приходилось помучиться. Так, один из бетонных казематов взрывали четыре раза.

Первый заряд весом в 250 кг взрывчатки только пробил двухметровый слой грунта. Вторым зарядом (в 500 кг) разрушили стальной колпак. Пришлось использовать еще три заряда, уничтожив в верхнем этаже оставшихся в живых японцев. И только зарядом в 400 кг, да еще усилив его сдетонировавшим складом боеприпасов, сооружение превратили в «Маньчжурскую скульптуру».

Источник: Журнал-Военная История

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

You have no rights to post comments