Адмирал Шеер - Операция «Вундерланд»

12 дек 2017

Бой ледокола «Александр Сибиряков» с крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.

Бой ледокола «Александр Сибиряков» с крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.

Ледокол против крейсера

Холодный климат и льды долгое время позволяли Арктике сохранять статус мирной территории. А вот сегодня заговорили о борьбе, которая будет вестись за сырьевые ресурсы этого региона. Опыт ведения арктических войн у человечества ограничен, а самой крупной боевой операцией, когда-либо проводившейся в полярных водах, можно считать поход германского рейдера «Адмирал Шеер».

С августа 1941 года союзники направляли в СССР караваны судов с военной техникой и снаряжением. Маршрут проходил примерно в 300 километрах от мыса Нордкап - самой северной точки оккупированной нацистами Норвегии. Завершался путь в Мурманске.

Разгромив в конце июля 1942 года конвой PQ-17, немцы решили перейти к наступательным действиям, перекрыв и маршрут, идущий из Тихого океана в Северный Ледовитый вдоль побережья Сибири.

За двумя зайцами

О Северном морском пути немцы уже имели представление, поскольку еще в августе 1940 года по тайной договоренности советские моряки провели из Атлантического в Тихий океан немецкий вспомогательный крейсер «Комет», порезвившийся потом на морских коммуникациях британцев.

Адмирал Шеер - Admiral Scheer

Адмирал Шеер - Admiral Scheer

Операция «Вундерланд» («Страна чудес») была инициирована командующим кригсмарине в северных водах адмиралом Хубером Шмундтом, причем сначала предполагалось, что в рейд отправятся сразу два тяжелых крейсера (их еще называли «карманными линкорами») «Адмирал Шеер» и «Лютцов». Но «Лютцов» накануне похода напоролся на подводную скалу и нуждался в ремонте. Решили ограничиться одним «Шеером», которому поставили дополнительную задачу - высадить десант на острове Диксон, чтобы уничтожить находившиеся там военно-морскую базу, гидрометцентр, радиостанцию и захватить как трофей документацию в виде лоцманских карт и данных климатических наблюдений.

Предполагалось, что, миновав Нордкап, «Адмирал Шеер» войдет в Баренцево море, а далее проследует вдоль западного побережья Новой Земли через пролив Вилькицкого в Карское море, где и займется охотой за полярными караванами.

Адмирал Шеер - Admiral Scheer

Накрыть их предполагалось близ Амдермы - небольшого поселка на побережье Карского моря, который штабисты кригсмарине ошибочно считали хорошо оборудованной базой.

Вообще операция была спланирована наспех - немцев взбудоражило полученное от японцев сообщение о советском конвое из четырех ледоколов и 19 грузовых судов, проследовавшем 1 августа через Берингов пролив в северном направлении.

По расчетам командования кригсмарине, исходя из данных, полученных во время плавания «Комета», конвой должен был появиться в Карском море 22 августа. На самом деле корабли достигли Карского моря на месяц позже, поскольку ледовая обстановка оказалась сложнее, чем летом 1940 года. К тому же конвой следовал не по прямой, а вдоль берега, где воды были теплее. Но сама добыча, конечно, манила - больше двух десятков судов без всякой охраны. Да и какая могла быть охрана, если шли они из Тихого океана, из самого, можно сказать, глубочайшего тыла?

Начались сборы, и параллельно велась авиаразведка, для которой использовались два дальних гидросамолета BV138C-1. Возбуждение достигло предела, когда 15 августа пилоты сообщили, что из Архангельска движется еще один крупный конвой, который к 22 августа должен достигнуть пролива Вилькицкого.

Накрыть двойную добычу было слишком соблазнительно, и уже на следующий день «Шеер» вышел из норвежского Скомм-фьорда на свою большую охоту. Одному из лучших кораблей германского флота предстояло действовать на собственный страх и риск, в отрыве от своих баз, в сложнейшей климатической зоне, где даже в мирное время обычное плавание считалось настоящим подвигом.

Адмирал Шеер - Admiral Scheer

Admiral Scheer in port at Gibraltar

С другой стороны, имелись и бонусы. Советские военно-морские базы были разбросаны на большом расстоянии друг от друга, а береговая оборона носила чисто символический характер. Никакое патрулирование акватории на предмет пресечения возможных действий противника практически не велось, минные заграждения не выставлялись.

Подобные предосторожности выглядели не то чтобы излишними: просто войска, оружие, корабли казались более нужными на других участках фронта. Хотя гипотетически возможность появления немцев все же учитывалась, но здесь, наверное, срабатывал расчет на авось.

Большая охота

18 августа с «Шеера» заметили советский пароход «Фридрих Энгельс», следовавший из Шотландии на остров Диксон. По одной версии, трогать его не стали, чтобы преждевременно не обнаружить себя. По другой - помешал густой туман.

Вторая версия более убедительна, поскольку командир «карманного линкора» Вильгельм Меендсен-Болькен не был уверен, что экипаж советского судна не засек немцев. Увы, противника действительно не опознали. Ночью к северу от Новой Земли «Шеер» встретился с субмариной U-601, капитан которой Петер Грау сообщил свежие данные о советском судоходстве в Арктике и о ледовой обстановке.

На подхвате у «карманного линкора» действовало аж семь подлодок кригсмарине, что само по себе показывает, насколько свободно немцы чувствовали себя в Баренцевом и Карском морях. Та же U-601 до встречи с «Адмиралом Шеером» успела обстрелять полярную станцию Малые Кармакулы, потопив два стоявших на якоре гидросамолета «Каталина», а затем пустила на дно груженный углем транспорт «Крестьянин».

Еще одна из субмарин-помощниц U-209 капитана Хейнриха Бродда 17 августа атаковала караван, состоявший из пяти безоружных судов НКВД, потопив четыре из них, включая баржу с заключенными. Занервничавшие чекисты потребовали от командующего Северным флотом адмирала Арсения Головко усилить побережье Белушьей Губы, близ которой и произошла катастрофа. Поскольку спорить с чекистами было опасно, оборону усилили, решив в том числе снять часть орудий с батарей Диксона.

Между тем именно Диксон являлся одной из целей «Адмирала Шеера». Но два конвоя были важнее. В воздух с линкора периодически поднимался гидросамолет, и 21 августа его пилот сообщил, что в 60 милях обнаружил конвой из Тихого океана, который движется прямо навстречу крейсеру.

На самом деле это был конвой из Архангельска, и двигался он в другую сторону. Бросившись в погоню, «Адмирал Шеер» мог нагнать жертву, но Меендсен-Болькен решил не суетиться и подождать «первого зайца» на месте (у банки Ермака).

Конвой так и не появился, хотя благодаря радиоперехватам капитан «Шеера» с опозданием понял свою ошибку и решил перехватить добычу 25 августа в проливе Вилькицкого.

Адмирал Шеер - Admiral Scheer

И вновь неудача. В назначенный день вылетевший на разведку гидросамолет вернулся из-за плохой видимости и при посадке разбился. Лишившись «глаз», Меендсен-Болькен решил, что конвой ему уже не поймать, и развернулся на запад. Хотя подожди он еще несколько часов, и добыча свалилась бы ему в руки.

Отважный «Сибиряков»

Около полудня неподалеку от острова Белуха, в заливе Миддендорфа, рейдер наткнулся на советский ледокольный пароход «Александр Сибиряков», следовавший с грузом горючего и провианта из Диксона на Северную Землю. Немцам в такой ситуации требовалось накрыть жертву до того, как она передаст на базу сообщение о встрече с неизвестным судном. На «Адмирале Шеере» взметнулся американский флаг, а световым сигналом были переданы вопросы на русском: «Кто вы? Куда направляетесь? Подойдите поближе».

Но подходить поближе капитан Качарава не собирался. Немцы засекли ушедшую с «Сибирякова» на Диксон радиограмму: «Вижу неизвестный вспомогательный крейсер, который запрашивает обстановку».

Немцы, впрочем, еще валяли дурака, пытаясь при дальнейшем радиообмене выдать себя за американский крейсер «Тускалуза», но когда стало ясно, что обман не прошел, обрушили на «Сибирякова» шквал снарядов.

Шансов уцелеть у советского ледокола не было. Правда, его вооружили двумя 76-миллиметровыми и двумя 45-миллиметровыми орудиями, а также двумя 20-миллиметровыми зенитными автоматами, но его противник имел шесть 280-миллиметровых и восемь 150-миллиметровых орудий. Экипаж крейсера по штату состоял из 1150 человек, не считая 150 десантников. На «Сибирякове» находились 104 человека, включая 49 членов экипажа, 32 военнослужащих, 12 строителей, 11 полярников.

Линкор сделал шесть залпов орудиями главного калибра, выпустив 27 снарядов. Ледокол огрызался, как мог. Но и немецкая артиллерия била метко при несравнимо большей мощи орудий. Первым попаданием вражеского снаряда снесло фор-стеньгу и повредило радиостанцию. Вторым накрыло корму, так что от мощного взрыва погибло около 30 «сибиряковцев».

Третий снаряд взорвал около 300 бочек с бензином. Вместо раненного в руку и потерявшего много крови капитана Качаравы командование принял на себя комиссар Элимелах.

После четвертого попадания в эфир ушла радиограмма: «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте. 14 ч. 05 мин.».

Ледокол Сибиряков

Гибель легендарного ледокола после беспримерного боя с тяжелым крейсером "Адмирал Шеер"
25 августа 1942 г. Снимок сделан с борта немецкого крейсера.

Однако, пока судно не затонуло, последнее уцелевшее орудие «Сибирякова» еще около 20 минут било по вражескому крейсеру.

Эвакуировавшийся экипаж ледокола поместился в двух шлюпках, одна из которых была потоплена немцами. Во второй шлюпке находились 27 человек, включая раненого капитана, но в плен попали лишь 18. Остальные умерли от ран или были убиты: во всяком случае известно, что немцы застрелили как минимум одного сопротивлявшегося им матроса.

Последние минуты «Сибирякова». Снимок сделан немецким фотографом с борта «Адмирала Шеера»

Последние минуты «Сибирякова». Снимок сделан немецким фотографом с борта «Адмирала Шеера»

Атака на Диксон

Расправившись с «Сибиряковым» и придя к выводу, что теперь, после того как крейсер засекли, в этот район никакие конвои уже не сунутся, Меендсен-Болькен решил сделать единственное, что ему оставалось, - напасть на Диксон.

Атака была произведена в ночь с 26 на 27 августа, около 01:05, т. е. примерно спустя полтора суток после гибели «Сибирякова». Казалось бы, времени на подготовку обороны было достаточно, однако на базе, видимо, посчитали, что противник ушел, и не стали откладывать выполнение приказа об отправке шести орудий. В результате две 130-миллиметровые и две 45-миллиметровые пушки не могли участвовать в бою, поскольку были погружены на баржу.

К счастью, два 152-миллиметровых орудия с другой баржи все-таки сняли и установили на позиции под ответственность командира батареи лейтенанта Николая Корнякова.

Кроме того, защитники могли рассчитывать на ледокольный пароход «Дежнев», вооруженный четырьмя 76-миллиметровыми и четырьмя 45-миллиметровыми орудиями, транспорт «Революционер» с одним 76-миллиметровым и одним 45-миллиметровым орудием, а также невооруженное судно «Кара» с грузом взрывчатки (которое, впрочем, напротив, следовало упрятать куда подальше).

«Дежнев» и «Революционер» храбро вели огонь по противнику вместе с батареей №659, пока потерявший семь человек убитыми и 20 ранеными ледокол не был вынужден отойти на мелководье.

Однако в условиях ночной видимости и очевидного наличия у защитников крупной артиллерии Меендсен-Болькен решил воздержаться от высадки десанта.

«Шеер» обошел остров по часовой стрелке, обстреливая все, что попалось под руку, - метеостанцию на острове Медвежий, электростанцию и радио-центр Нового Диксона, жилые дома и другие здания. Вернувшись в исходную точку, «Адмирал Шеер» накрыл огнем топливные терминалы на острове Конус. Но и огонь батареи №659 становился все эффективнее. В 02:57 рейдер начал отход в сторону Земли Франца-Иосифа...

Вроде бы «Адмирал Шеер» собирался продолжать свои операции, но без самолета-разведчика хаотичное шныряние по просторам Карского моря напоминало поиски иголки (конвоев) в стоге сена.

Меендсен-Болькен попытался поведать руководству о своих нуждах с помощью радиограмм, но в условиях севера связь работала с перебоями. Так и не поняв ничего толком, Хуберт Шмунд приказал ему возвращаться. 30 августа «Адмирал Шеер» прибыл в Нарвик.

По итогам операции «Вундерланд» советское командование приняло меры по усилению гарнизонов военных баз и батарей береговой обороны. Патрулирование в Карском море усилилось, и на самых важных участках были выставлены минные заграждения.

«Адмиралу Шееру» удалось потопить «Сибирякова» и повредить «Дежнева», но аналогичных результатов могла бы добиться и одна субмарина. Урон, нанесенный Диксону, оказался довольно серьезным, но восстановимым и вряд ли стоил хлопот, сопряженных с отправкой такого сильного рейдера, как «Адмирал Шеер».

Логично, что по итогам «Вундерланда» командование кригсмарине пришло к выводу о нецелесообразности использования крупных судов в арктических водах. А самым ярким «чудом» этой эпопеи стал героический бой «Сибирякова».

Полярный робинзон

Единственным из экипажа «Сибирякова», не попавшим в плен, оказался матрос Павел Вавилов. Он оказался в воде, уцепился за обломок, а затем залез в шлюпку, из которой немцы забрали его пленных товарищей, где переоделся в одежду одного из убитых. В шлюпке имелись и продукты питания, которые помогли Вавилову продержаться 37 дней - до прибытия спасателей на остров Белуха.

Источник: Журнал-Военная История

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

You have no rights to post comments